Альбом про війну

2014

ВОЙНУ ПОКАЖУТ ПО ТЕЛЕВИЗОРУ

“Террористы вообще стремятся к солидарности
с населением, однако обычно без всякого успеха.”
– Жан Бодрийяр, “Под маской войны”

В атмосфере нарастающей истерии, которой полнится общественное пространство в последние дни и месяцы, рефлексирующему художнику довольно легко сбить оптику и с уровня твердого критического высказывания скатиться в пошлые эмоциональные упрощения и теоретизирования. Обостренный общественный запрос на художественный жест во времена кризисов существенно усиливает интенсивность творческого переживания, но обратно пропорционально влияет на качество конечного продукта. В итоге полифония явлений культуры сворачивается в монотонный невнятный рокот, и лишь немногим удается избежать участия в этом сонме.

Творчество Никиты Шаленного в первую очередь интересно тем, что едва ли когда-нибудь проходит в параллели общим трендам. Начиная со своих самых ранних проектов он редко работает с популярными темами, вернее сказать, редко занимается констатацией вещей уже состоявшихся, но отдает предпочтение анализу процессов и тенденций, фиксируя образы будущего, почти всегда – подсознательно. Это видно и в работах с темой катапульты как олицетворения желаний человека быть перенесенным в другой мир – от концепта в рамках выставки “Индустриальный Эдем” в Киеве до его полномасштабной реализации на фестивале Open City в Люблине. Видно это и в образах бойцов спецподразделения “Беркут” в серии “Где брат твой?”, посвященной истории украинского рейдерства, и законченной буквально за несколько дней до начала событий, за роль в которых эта структура была позже расформирована. Есть это и среди текущих интересов художника – реванше средневекового в современном мире.

Проект “Альбом о войне” для Шаленного нетипичный как технически, так и концептуально. Эмоциональная серия местами почти абстрактных работ была создана чуть ли не в самолечебных целях – в попытке избавиться от травмирующих образов войны, которая совсем рядом. Желание экспонировать эти работы в Москве, доставить их на выставку символическим “грузом-200”, вернуть их, как отторгнутые снаряды ПЗРК, на первый взгляд наивна и даже провокативна. Но едва ли есть место провокации рядом с искренностью той рефлексии, которую передал Шаленный, не прибегая, в отличие от большинства фигур отечественной арт-сцены ни к хохмачеству, ни к излишнему пафосу и героике.

Если смотреть глубже, то альбом этот, конечно, не о столько о войне, сколько о медиа. Тревожные образы, выкрученные фигуры, искаженные в истерике лица, пятнами проступающие на страницах альбома, не имеют ни имен, ни конкретных историй. Все, что мы видим, – оголенные эмоции и слепки травмирующей реальности. Но эти означаемые без означающего намного честней документальной журналистики, под видом искусства наводнившей выставочные залы в последнее время. Те, кто опираются на нарратив в реализации этих стратегий, допускают важное упущение, полагая, что своими псевдо-художественными жестами восполняют некие фактологические лакуны.

Как бы там ни было, в XXI веке войну, как, впрочем, и революцию, покажут по телевизору. Обильно покажут ее и в интернете, обсудят в эфирах на радио, опубликуют в газетах. Репортажами о войне будут компрометировать и восстанавливать репутации издательские дома. На сводках с полей сражений будут строить карьеры журналисты и фотокоры. Потому только наивный, лишенный критического фокуса художник станет заниматься привнесением новых данных в и без него перегретое пространство.

За последнее время мы так привыкли жить в условиях тотальной информационной войны, что сама концепция индивидуального восприятия затерлась в гуле конкурирующих риторик пропагандистских машин. В мире, где медиа стали не только внешними расширениями человека, но и его религией, художнику не остается ничего, кроме как самому стать медиумом, транслируя собственный угол зрения без страха обвинений в субъективизме. В условиях демарша мировой системы безопасности, краха иллюзии глобальной либеральной утопии и иллюзии самой концепции глобального, теряет всякий смысл спрос на объективность, превалировавший на сломе тысячелетий, но отчего-то до сих пор осязаемый в пост-советском пространстве.

“Альбом о войне” – предельно искреннее и целостное высказывание художника о времени и месте, и оттого заслуживает быть услышанным по обе стороны противостояния.

Андрей Боборыкин
Киев, 2014

 

Експозиція
photo Masha Shalueva

 

 

Акварелі
30 x 21 cm
craft paper

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Акварелі
30 x 21 cm
white paper